Архангельский прииск

11.01.2011 - О поселении Архангельский прииск

  Поселение эпохи бронзы Архангельский прииск расположено на правом берегу реки Черная в Чесменском районе Челябинской области, недалеко от поселка Черноборский, на покатой площадке надпойменной террасы, плавно переходящей в склон невысокого холма, на высоте 1-1,5 м над урезом воды. Выше простирается ровная и открытая площадка коренного берега, вплоть до Черного бора занятая под пашню. Река в окрестностях Черного бора течет в субмеридиональном направлении и имеет широкое русло, однако образовано оно в основном запрудами. Лишь непосредственно напротив поселения река сохранила свое первоначальное русло: мелкое, болотистое, со слабым течением. Берега обильно поросли камышом. Правый берег в настоящее время пологий, эрозия, указанная в отчете 1982 г. снивелирована, обнажений культурного слоя не наблюдается. Высота берега незначительна. Пойменное пространство покрыто зарослями осоки.

  Первоначальный рельеф противоположного берега, видимо, был довольно открытый, однако в настоящее время сильно изменен антропогенным воздействием и покрыт многочисленными отвалами от карьеров. Левый берег более высокий, чем правый, более обрывистый и эродированный. Вся местность вокруг поселения оказалась подвержена сильным изменениям, что, в первую очередь связано с длительным функционированием здесь приисков по добыче золота.
  В целом можно сказать, что поселение имеет топографию, не вполне типичную для эпохи поздней бронзы. Обычное и преобладающее расположение поселенческих памятников на площадке у холма здесь заменяется расположением на склоне, при этом жилищные котлованы оказываются на наклонной поверхности, а поселение прикрыто с восточной стороны поднятием местности. Планиграфическая структура в настоящее время представляется следующим образом: жилищные впадины, фиксирующиеся на поверхности, являются остатками построек, расположенных в ряд вдоль берега реки.   Принадлежность этих построек к тому или иному периоду функционирования поселения может быть достоверно установлена только в ходе раскопок, однако расположение жилищ в ряд вдоль берега реки является типичным для эпохи поздней бронзы и скорее всего, планиграфия поселка и была таковой как в алакульское время, так и позднее.
   На территории поселения было заложено два раскопа общей площадью 124 кв. м: один у бровки террасы, вблизи реки, другой – на восточной периферии памятника. На обоих раскопах древние культурные отложения перекрывались темной гумусированной супесью, мощность которой составляла в среднем 20-25 см. Темный гумус содержал в основном мелкие находки: мелкие фрагменты керамики, неопределимые обломки костей, мелкие необработанные гальки и единичные обработанные камни.
  На раскопе 1 под темным гумусом залегала серая супесь, представлявшая собой отложения межжилищного и околожилищного пространства. Мощность его достигала 30 см; в северной части раскопа слой содержал слабую примесь золы и имел более светлый оттенок. В центральной части раскопа серый слой постепенно становился темнее и в конце концов приобретал темный коричневый цвет, лишенный золистой примеси. Этот грунт заполнял остатки постройки. Мощность его достигала 25-30 см; слой содержал основное количество находок, причем наиболее крупные фрагменты керамики и кости животных приходились на нижнюю его часть.
   Раскопом 1 была вскрыта часть наземной постройки с крупным хозяйственным комплексом в центре. Насколько можно судить по имеющимся на настоящий момент данным, это было жилище прямоугольной формы, крупной площади (не менее 100 кв. м), ориентированное под углом к реке. Постройка была практически не углублена в материк и на раскопе хорошо читалась благодаря разнице материкового грунта в ее пределах и около жилища. Заполнение постройки также отличалось от слоя межжилищного пространства, что в свою очередь наглядно прослеживалось в разрезах культурного слоя. В юго-западном углу постройки прослеживался узкий коридор, очертания которого выходили за пределы раскопа. В районе этого прохода-коридора и вдоль юго-западной границы жилища на уровне материка и в нижней части культурного слоя были зафиксированы крупные необработанные камни, которые, по всей видимости, являлись остатками конструкции стены. Характерной конструктивной особенностью жилища можно считать бесстолбовую конструкцию стен (однако не исключено, что часть столбов находилась в слое древней почвы и не могла быть зафиксирована археологическими методами). Находка глиняной обмазки позволила утверждать, что при сооружении постройки (стен, кровли, внутренних перегородок и опор) использовались жерди, обмазывавшиеся глиной.
  В центральной части постройки располагался крупный хозяйственный комплекс, предположительно состоявший из колодца и прилегающих к нему ям. По сторонам от него находились две мелкие столбовые ямки диаметром 20 см. На границе этого комплекса был найден сосуд в развале, первоначально стоявший на полу жилища. На материке в границах постройки были зафиксированы несколько пятен прокала и обломки сосудов.
  Раскопом 2 был изучен небольшой фрагмент еще одной постройки. Он принадлежал крупной полуземлянке, котлован которой имел глубину более 50 см от уровня материка. Котлован был заполнен светлым серым с белесым оттенком гумусированным грунтом, который перекрывал более темный серый гумусированный слой. За пределами котлована залегала серая супесь межжилищного пространства, идентичная такому же слою на раскопе 1, однако здесь ее мощность достигала 55 см. Содержание слоя, заполнявшего котлован жилища на раскопе 2, характеризуется многочисленными находками фрагментов керамики и камней, покрытых золистым налетом, чего не наблюдалось на раскопе 1. В северо-западной части раскопа 2, над котлованом, была зафиксирована каменная конструкция. Она представляла собой полукольцо размерами 80х65 см, образованное камнями средних размеров, уложенных плашмя. Камни не были обожжены, однако как и найденные рядом обломки керамики были покрыты золистым налетом.
  В ходе раскопок была получена коллекция находок, позволившая определить хронологическую и культурную принадлежность построек, а также составить представление о хронологии и специфике поселения в целом. Наиболее массовой категорией находок является керамика, в которой предварительно выделяются следующие культурно-хронологические группы: синташтинско-петровская, алакульская, федоровско-черкаскульская, межовская, керамика финальной бронзы степного облика (культурная идентификация этой керамики в настоящее время затруднительна). В единичном количестве встречены фрагменты федоровского и алакульско-федоровского облика, а также фрагменты финальной бронзы, имеющие аналогии в керамике Сибири (ирменская культура). Характерной особенностью поселения является обилие находок, связанных с металлургическим производством: шлаков, обломков тиглей, литейной формы, ошлакованной керамики. Встречены и бронзовые изделия: иголка, скрепка, фигурка птицы, наконечник стрелы. В то же время малочисленны каменные орудия и практически отсутствуют орудия и изделия из кости.
  Материалы раскопок позволяют утверждать, что наземная постройка, остатки которой исследованы на раскопе 1, принадлежала населению межовской культуры. Относительно котлована на раскопе 2 говорить что-либо определенное пока сложно, но по всей вероятности, это жилище принадлежало населению алакульской культуры.
  Обработка остеологического материала, полученного в ходе раскопок, дала следующие предварительные результаты: на поселении собраны кости как домашних (лошадь, крупный рогатый скот, овца, собака) так и диких (лось, косуля, рыба) животных. Характерной особенностью остеологической коллекции памятника является то обстоятельство, что доля останков диких животных здесь исчезающе мала – единичные особи. Домашние животные представлены в подавляющем большинстве остатками старых и взрослых особей (лошадь), взрослых и полувзрослых (крупный рогатый скот). Лишь среди овец встречаются остатки ягнят – особей в возрасте первого года жизни. У всех видов домашних копытных практически отсутствуют остатки детенышей первых недель жизни. Этим возрастная характеристика домашних копытных резко отличается от других памятников эпохи бронзы региона.
  Возрастная характеристика забивавшихся в пищу животных указывает на то, что молодые лошади и коровы отсутствовали здесь в принципе. Их размножение на этом поселении не происходило, и они приводились сюда уже во взрослом возрасте. Лишь овца приводилась молодой, но уже в возрасте убоя.
  Все это позволяет предполагать, что животноводство для древнего населения здесь не было основным, обеспечивающим существование занятием. Охота – тоже (учитывая единичность добытых лося и косули). В совокупности с находками большого количества связанных с обработкой металла артефактов, это может указывать на металлообработку как основу экономики населения поселка.
   Таким образом, проведенные исследования показывают своеобразие памятника и позволяют поставить ряд вопросов актуальных для обширного региона степной и лесостепной зон Южного Зауралья. Среди которых наиболее значимыми являются: характеристика системы расселения племен эпохи бронзы в культурно-хронологическом контексте, существование достаточно сложных экономических моделей в жизнеобеспечении обществ, соотношение и взаимосвязь различных культурных образований на всем протяжении бронзового века и многие другие. Дальнейшее изучение памятника и в целом археологического микрорайона будут способствовать решению этих проблем и внесут значительный вклад в понимание процессов культурогенеза бронзового века региона. 

 


  Предварительные итоги и перспективы археологического изучения поселения Архангельский Прииск


Опубликовано на сайте: http://arch-mine.ru
Прямая ссылка: http://arch-mine.ru/content-view-30.html