+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Дал обещание или лжец защита чести решение суда

Дал обещание или лжец защита чести решение суда

Хасая поступило исковое заявление Л. Лакербая о защите чести, достоинства и деловой репутации к Министерству образования и науки Абхазии, С. Лакоба, О. Претензия истца Л.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Беслан. Помни / Beslan. Remember (english & español subs)

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Дал обещание или лжец защита чести решение суда

Международный центр для журналистов ICFJ приглашает молодых российских журналистов к участию в программе по обмену "Путь совместных открытий для российских и американских журналистов — пятый тур" "Journey of Shared Discovery for Russian and American Journalists — Round Five".

В результате конкурса для участия в программе будет выбран 21 журналист. Программа будет проходить в США с 9 июня до 30 июня года. Необходимым требованием является владение английским языком. Продолжение беседы в "Новой газете". Количество вариаций претензий по 4-й статье очень активно растет.

Еще часто журналисты советуются по готовящимся публикациям — начиная от серьезных журналистских расследований и заканчивая материалами, где мягко кого-то критикуют. Потому что это всегда риски, что подадут иск по защите чести и достоинства или возбудят уголовное дело по клевете.

Часто мы выверяем с журналистами формулировки, чтобы они были безопасными с юридической точки зрения, чтобы не было проблем после публикации. Очень много вопросов и по законодательству о рекламе.

Потому что штрафы там очень большие: от тысяч рублей и выше. Это статья частного обвинения? То есть человек сам должен заявление написать? Те возбуждают дело, ищут подозреваемого, проводят предварительное расследование и передают все в мировой суд.

Но главное, что оправдательных приговоров по уголовке у нас в стране меньше одного процента А когда потерпевшие — большие начальники, как правило, наблюдается прямо интенсивная работа с участием следователей по особо важным делам, как будто речь о поимке серийного убийцы. По большому счету, там не было оснований даже для иска о защите чести и достоинства. Но он же сенатор! Там реально поставили на уши следственный комитет Сахалина и Владивостока.

Обыски были и на Сахалине, и в редакции головного офиса во Владивостоке — это редакция интернет-холдинга PrimaMedia. Из-за обычной критической публикации следователи летали с Сахалина во Владивосток целыми пачками.

Два года выносили мозг редакции и главному редактору, а потом прекратили дело за истечением срока привлечения к уголовной ответственности. И тут же Верховский подал иск о защите чести и достоинства на пять миллионов рублей. Подтверждает свою правоту документами из того же уголовного дела.

Вот какие немыслимые государственные ресурсы были задействованы, сколько бюджетных денег было потрачено — ради чего? Чтобы показать потом в Москве, что никто на него на Сахалине не жаловался, все журналисты придумали?

Потому что это одно из следственных действий, которое могут в рамках расследования предпринимать и по УПК, и по закону об оперативно-разыскной деятельности. Не факт, что что-то найдут, но изъять имеют право.

Во владивостокской редакции в то же самое время было человек десять. И в этой ситуации нарушения формально нет — потому что возбуждено уголовное дело. Она позволяет при желании такие маски-шоу устраивать, что мама не горюй. И штрафы огромные, до пяти миллионов. По статистике, многие годы их было порядка 4—5 тысяч в год, не только против журналистов — вообще по всем случаям распространения порочащих сведений в целом.

Сейчас меньше. Я слышала в выступлении одного из судей Верховного суда статистику за прошлый год — где-то около двух тысяч исков, из них половина — это к журналистам.

Просто сейчас появились новые механизмы воздействия на журналистов и редакции — блокировка интернет-сайтов, жалобы по экстремизму и так далее.

Яркие примеры по клевете за последние пару лет — вот это сахалинское. Само дело выеденного яйца не стоило — Афанасьев назвал Злотникова лжецом в заголовке. Такой высокий литературный стиль. Злотников сказал, что Афанасьев толкал двух беременных женщин на капот служебного автомобиля полиции. Вызвали двух свидетелей, тех самых женщин, которые сказали, что их никто не толкал, тем более Афанасьев, наоборот, как раз туда приходил в их интересах, их защищать. И суд прямо указал, что показания полковника Злотникова опровергаются показаниями свидетелей.

По логике, это против Злотникова должно было быть возбуждено дело за дачу заведомо ложных показаний. Как вы понимаете, этого не случилось. Вместо этого он подал жалобу на Афанасьева и возбудили уголовное дело по клевете и оскорблению представителя власти.

Мы помогали местному адвокату и добились оправдательного приговора. Это было первое дело после возврата клеветы в Уголовный кодекс. Аншакова признали виновным и назначили ему штраф в тысяч рублей. Так что хоть и единичные, зато яркие дела. Знаете, Роскомнадзор был всегда довольно мирным органом. Мы давно работаем, почти 20 лет. И у нас никогда больших претензий к Роскомнадзору не было, потому что он выполнял достаточно рутинную, зачастую техническую функцию регистрации СМИ и контроля за соблюдением редакциями закона о СМИ.

Контролировал направление обязательного экземпляра, правильность указания выходных данных — какие-то формальности, короче. Фактически был заявительный характер регистрации СМИ. Ты должен правильно оформить документы — и тебя регистрируют в любом случае. В последние года три-четыре на них начали навешивать новые функции, и у меня такое ощущение, что сам Роскомнадзор этому уже не рад. Сейчас из них делают какой-то политический сыск.

На самом деле объем того, что они сейчас должны делать, превышает их оперативные возможности. Может, это, конечно, и хорошо… Но все это в совокупности говорит об очень пристальном контроле государства за работой СМИ, который поручен Роскомнадзору. И каждая новая поправка к Закону о СМИ, каждая депутатская инициатива означают, что Роскомнадзор будет вынужден присылать редакциям все новые уведомления. Вот года полтора назад внесли изменения, что нельзя писать о детях, которые являются жертвами преступлений.

Роскомнадзор начал вылавливать теперь и эту информацию. А это — можете себе представить? В тот момент мы еще не знаем, пострадал он от преступления или просто потерялся.

А вот когда его нашли, и не дай бог, со следами насилия или убитым, упоминание имени этого ребенка на страницах газеты или в интернете — это уже нарушение, влекущее предупреждение Роскомнадзора по статье 4 Закона о СМИ. Интернет-издания должны удалять всю ранее опубликованную информацию, а печатные издания не могут рассказать, чем закончилась эта история.

Если только не получат разрешение писать об этом от родителей. А представьте себе журналиста, рвущегося к убитым горем родителям за формальным письменным разрешением упомянуть имя их ребенка в газете? Она сейчас возможна за любые нарушения, так получается?

Проблема в том, что экстремистская деятельность — понятие размытое, а массовые мероприятия, проводимые с нарушением закона, — это, по сути дела, сейчас любой митинг, который или не согласован, или просто еще не получено уведомление от мэрии о согласовании на момент публикации. Согласитесь, что призыв — это все-таки лингвистическая форма.

Какое-то побудительное предложение — приходите, примите участие, поддержите нас На практике же получается, что мы даже понять не можем, за что блокируют, потому что блокируют на самом деле не по закону, а по понятиям. Такая же позиция Генпрокуратуры была и по блокировке Граней. И судья признал блокировку законной. Отличный судебный процесс, очень показательный.

Они должны сказать, что в этой публикации не так. Что там: призыв к массовым беспорядкам или к экстремистской деятельности? Редакция обязана этот текст убрать. А вот скажите, как редакция удалит текст, если ей не говорят, что надо удалить? Но не высылалось. Мы направляли запрос об истребовании этого документа, чтобы хотя бы понять, из-за чего блокировка была произведена.

Ждали месяц, нам не ответили. Там в разделе тысячи публикаций. Под конец судебного процесса Генпрокуратура представила-таки документ Никто не знает, что надо удалить. Мы проиграли в Мосгорсуде, готовим жалобу в Европейский суд. Аудитория, источники информации которой подвергаются такому прессингу со стороны контролирующих органов, они все это видят.

Они наблюдают за ужесточением, замечают нарастающие ограничения, блокировки. По крайней мере, они имеют возможность об этом прочитать. Может, люди вообще подумали, что просто в стране жить стало лучше? Мы не пишем об этом не потому, что этих явлений в нашей стране нет, а потому, что, если мы об этом напишем, нас закроют, нас заблокируют. А может, до этого они думали, что и конфликтов нет, поэтому о них не пишут.

Мне кажется, журналистам имеет смысл иногда говорить, что их поле деятельности настолько сужается, что они должны уже переходить на эзопов язык или вообще писать только о прогнозах погоды и составлять кроссворды. Кто-то видит это, а кто-то считает, что это не изменение условий работы журналистов, а изменение ситуации в стране. Положительно эмоционально окрашенных и отрицательно эмоционально окрашенных. Прям хотелось найти этих людей и спросить их нежно: как вы думаете, кто из нас расстраивает народ?

Готовы ли вы обеспечить нам это же соотношение в реальности — 70 на 30 хотя бы? При этом экономика разваливается, социальная сфера в кризисе, пенсионный фонд замораживается, а у нас только и занимаются тем, что регулируют работу журналистов.

An error occurred.

Продолжение беседы. Количество вариаций претензий по 4-й статье очень активно растет. Еще часто журналисты советуются по готовящимся публикациям — начиная от серьезных журналистских расследований и заканчивая материалами, где мягко кого-то критикуют.

Весной года просектантским лобби и несколькими сектами против председателя информационно-консультативного центра по вопросам сектантства во имя свщмч. Дворкина и Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви был начат судебный процесс "О защите чести, достоинства и деловой репутации".

Международный центр для журналистов ICFJ приглашает молодых российских журналистов к участию в программе по обмену "Путь совместных открытий для российских и американских журналистов — пятый тур" "Journey of Shared Discovery for Russian and American Journalists — Round Five". В результате конкурса для участия в программе будет выбран 21 журналист. Программа будет проходить в США с 9 июня до 30 июня года. Необходимым требованием является владение английским языком. Продолжение беседы в "Новой газете".

Дума нащупала хороший способ подрегулировать реальность

Весной года просектантским лобби и несколькими сектами против председателя информационно-консультативного центра по вопросам сектантства во имя свщмч. Дворкина и Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви был начат судебный процесс "О защите чести, достоинства и деловой репутации". Иск был вызван брошюрой "Десять вопросов навязчивому незнакомцу, или пособие для тех, кто не хочет быть завербованным", которая была написана А. Дворкиным в г. В том же году она была опубликована Отделом религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, В этой брошюре были описаны некоторые характерные черты деструктивных культов и объяснены основные их отличия от традиционных религиозных организаций и культурообразующих религий. Судебный иск первоначально был заявлен бывшим диссидентом Глебом Якуниным Якунин Глеб Павлович - бывший депутат Госдумы и бывший священник Московской Патриархии, был извергнут из сана в г. В г. Якунин не был переизбран в Думу, тогда же он основал общественную организацию "Общественный комитет зашиты свободы совести".

Регистрация Вход. Физические и юридические лица свободны в установлении на основе договора своих прав и обязательств и определении любых договорных условий, если они не противоречат закону. Гражданские права могут быть ограничены только на основании закона в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения безопасности общества и государства, охраны окружающей среды. Ограничения перемещения товаров, услуг и финансовых средств могут вводиться в соответствии с законом.

В суде опозорить не получится — наказать рублем за клевету и восстановить чистое имя — да. Вообщем, собираете свидетельства, доказывающие факт лжи — сообщения, статьи, свидетелей, готовых пойти в суд, и выписки из больницы — о давлении, головной боли, нервозных состояниях, сердцебиении, которые из-за клеветы вполне могут быть.

.

.

.

.

Выступление в Сухумском городском суде ответчика Лакербая о защите чести, достоинства и деловой репутации Такое решение было принято.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 5
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Октябрина

    Жаль только то, что Вы не финансист, а юрист. Наши деды не строили ту экономику, в которой мы сейчас живем. Они строили комунизм , а экономика была плановая. В 91 году экономику сломали об колено, и историю текущей экономики стоит отсчитывать исключительно с 91го года, раньше ее просто не было. Это все равно что деревянный дом сломать, построить на его месте бетонный, и говорить, что дом тут тысячу лет стоит, его еще мой прадед строил .

  2. ezucrabzo

    Интересна! Вы уже скоро серебряную кнопку получите

  3. Владлена

    Обращайтесь в органы. ой этой маланчикус

  4. gettipeachrench65

    Спасибо. Очень вам благодарна.

  5. fonbautwiden

    Огромное спасибо,Вас ,разрешите так же поздравить с наступающим новым годом. Всех благ вам и вашим близким, здоровья!

© 2018-2019 arch-mine.ru